Современный писатель
http://mashoshin.info

Рассказ «Паразит»

Паразит

 

Несколько мгновений

из жизни кандидата в депутаты…

 

Жанр: Проза

 

Коротко стриженный молодой человек сидит за столом. Голова ощетинилась черным ежиком, взгляд замер, серый пиджак расстегнут, белая рубашка подчеркивает синеву галстука. Глаза молодого человека расширены, брови подняты, рот приоткрыт.

Алексей Викторович Барсуков, не подозревал, что такое может произойти с кандидатом в депутаты от «Надежной России». Услышать колкость, неприятный намек, даже крепкое словцо, можно на заводе и в общественном транспорте, но чтобы вот так…перед выборами?!!

Минуту назад к нему зашел пенсионер, обычный дед, из тех, которых называют «постепенными». И этот «постепенный», вместо приветствия лупит вопрос:

— Знаешь ты кто?

Алексей Викторович, если уж честно, немного струсил. На миг показалось, что это кто-то из прошлой жизни, в которой будущий депутат порядочно наследил. Барсуков выдавил улыбку.

Пенсионер подходит, волосатый кулак опускается на стол, глаза смотрят в упор.

— Знаешь ты кто? – повторяет он.

Алексей Викторович молчит, губы ноют в улыбке, руки готовы обнять, ладони повернуты вверх, только глаза жесткие.

— Ты паразит! – чеканит пенсионер, шея изгибается, голова подается вперед, по столу бьет кулак.

Кандидат вздрогнул, дед, не спеша, выходит из кабинета, хлопает дверь. Алексей Викторович один, взгляд пустой. Ни за что назвали паразитом?!! Не беда, если бы это ущемленный, обманутый или забытый пенсионер, а то даже его не знает. Или все-таки знает?

Кандидат от «Надежной России» начинает вспоминать, память открывает список тех, которые могут затаить обиду. Их набирается немало.

На ум приходит дядя Ваня, сосед по дому, в котором жил Алексей Викторович большую часть жизни. Сосед работал токарем, Алексей попросил выточить пару деталей. Сговорились на сумме, дядя Ваня детали сделал. Алексей Викторович, поставил бутылочку, а с деньгами просил обождать, потом как-то завертелось, стало не до того, да и жалко. Дядя Ваня ходил, «капал на мозг», Алексей его избегал, а потом переехал. Нет, не может быть, да это и не он.

Перед глазами встает образ Чулкова, старого мастера бригады, с которой будущий депутат, трудовую жизнь начинал. Бригада тогда подобралась особенная, месяцами, что называется, били баклуши. Алексей устроился плотником-учеником, но учился играть в преферанс. Жизнь портил Чулков или Чума, как его называли. Он из тех людей, которые, не умея работать, не могут сидеть спокойно, им кажется, что лучше сделать бесполезное, чем ничего не сделать. На этой почве возникали конфликты. Но было это давно, его и в живых, то нет, чего вспомнился?!

«И все же…паразит…почему?!!».

Несколько листьев упав с дерева, ударились в стекло, Алексей Викторович развернулся к окну, ветер раскачивает деревья, тонкие верхушки гнутся в дугу.

Стройные березы напомнили Любашу, красивую девушку, на которой обещал жениться. Уже в дом был вхож, отец и мать благословили, дело шло к свадьбе, но в последний момент женился на Катерине. Эта Катя не так хороша, честно говоря, слишком полновата и коренаста, зато отец у нее — главный инженер. Через такой союз открывались перед Алексеем Викторовичем, новые горизонты.

Любаша плакала, маленькие кулачки размазывали слезы, хлюпал носик, вздрагивала головка. Она просила ребенка, но ребенка на стороне Барсуков иметь не может. Это же компромат, а на будущее у него большие планы.

«Знаем мы этих бескорыстных, сегодня не надо, а завтра все отдай…», — он не дурак.

Дверь приоткрылась, в щель протиснулась массивная женская голова.

— Можно к вам?

Алексей Викторович кивнул, проем заслонила внушительная фигура. Сказать про эту женщину – полная, ничего не сказать. Довольно высокая дама, круглая как шар, массивная не только голова, но и остальные конечности. Слоновьи ноги шажками несут ее, душит отдышка, стул пропадает, в складках зада.

«Ей лавка в самый раз», — подумал Барсуков.

— Здравствуйте Алексей Викторович. Я многодетная мать-одиночка, мы с детьми ютимся в одной комнате….

К этому он привык, стоило объявить себя кандидатом, как потянулись вереницы, жалобщиков, клеветников и просителей. Для них выборы не просто эпизод демократической жизни, это шанс что-то урвать. И они ходят, плачутся, выпрашивают, иногда требуют. Как эта мать-крольчиха. Она говорит, огромная голова покачивается, толстые губы шевелятся, капельки слюны брызгают в стороны, но Барсуков не слушает.

«Интересно, кто этой страшиле детей наделал? Может она заманивает мужчин, спиртное льется рекой и потом,…но почему паразит?!», — обидное слово не дает покоя.

Алексей Викторович кивает, обещания разобраться и способствовать ласкают слух, но мысли его далеко, загадочный обвинитель требует ответа.

— Благодарю, вы не знаете, Алексей Викторович, как нужна ваша помощь, просто необходима, век за вас молиться будем, — говорит женщина.

Зад с трудом поднимается, бедный стул скрипит, кабинет густо наполняется запахом пота, женщина шумно дышит, блестят на висках крупные капли. Она, переваливаясь, выходит из кабинета.

«Определенно заманивает…», — подумал Алексей Викторович, провожая взглядом крольчиху.

Стоит просительнице исчезнуть, как воспоминания начинают хоровод, мучит желание оправдаться, он докажет что не паразит.

Брак с Катериной Игоревной, помог, на заводе получил шестой разряд, отличную зарплату, но этого, для карьеры, мало. Игорь Николаевич, его тесть, прямо сказал:

—  Хочешь карьеру нужно высшее образование.

И Барсуков присмотрелся к вузам. Теперь их множество и у каждого десяток филиалов. К студентам строгости нет, что-то вроде бартера, вы нам деньги, а мы вам диплом. Его друг смеется, мол, они выпускают – банановедов (за несколько бананов выдают диплом). Ну и что?!! Эти банановеды управляют страной, а он такой умный и грамотный, с их стола, подбирает крохи.

К учебе, Алексей Викторович, неспособен и он это знает, кому другому не признается, но все-таки, факт. И потому, если по настоящему учиться, то не вытянуть ему высшее образование, но слава 21 веку! Учиться можно и без ума, главное, что есть деньги.

Поступив на экономический факультет, Барсуков исправно платил взносы, покупал контрольные, пришло время, купил дипломную работу. Так делает большинство. Каких-то шесть лет и Алексей Викторович дипломированный экономист, не беда, что в экономике он как пингвин в ядерной физике, главное — диплом. Карьера сразу пошла в гору. За год становится ведущим специалистом, кто это он и сам плохо понимает, но, ненужно, ни за что отвечать, а зарплата, много больше, чем у рабочего по шестому разряду.

Кто посмеет его назвать паразитом?! Он ведущий специалист на огромном заводе, солидный и деловой человек…вечно занят. А то, что он там как собаке пятая нога, так это могут знать лишь тесть да директор и то, лишь догадываться. Нет, на заводе никто бы….

Жизнь удалась, чего еще желать? Но хотелось Барсукову большего, настоящей карьеры и, если уж совсем честно, независимости от тестя. Как-то друг ляпнул: «Эх, Леха тебе в политику надо там вся соль». Он сказал и забыл, а Барсуков запомнил.

Дверь распахнулась, влетела бабулька.

— Я к вам, — сказала она.

«Боже, какое счастье…», — подумал Барсуков, но вслух сказал:

— Проходите.

Бабулька в коричневой кофточке, с увесистой сумочкой, глаза живые энергичные, этакая пенсионерка-активистка или как он таких называет — домомучительница, потому что своей деятельностью замучает дом. Старушка садится по-деловому, сумочка раскрывается, кипа бумаг вываливается на стол.

— Вот тут все документы, справка…. Это что же получается?! – пенсионерка смотрит карими глазами на кандидата. – Что хотят, насчитывают, как хотят, работают? Вы уж разберитесь.

Алексей Викторович обещает:

— Конечно, конечно, мы внимательно ознакомимся и во всем разберемся, — интимно наклоняется к ней, — а если меня изберут, так уж я покажу им, наведу порядок.

Он не понимает, чего она хочет, на кого жалуется, но пенсионерка сияет, а довольный электорат, это послушный электорат. Бабулька поднимается, рука останавливает кандидата (будто ее кинутся провожать), плечи расправлены, голова приподнята. Он смотрит, как старушка не спеша выходит. Алексей Викторович снова один…

Политика не завод, одним родством не обойдешься. Первым делом необходимо вступить в партию. Партий много, но вступай в популярную, сегодня это «Надежная Россия». Все бездельники, лоботрясы и подхалимы давно там, потому что можно получить теплое местечко.

Вступить в «Надежную Россию» оказалось легко. Но мало вступить, надо себя показать, зарекомендовать, выделиться. А как это сделать, если умом не блещешь, идей не вынашиваешь, и единственное чего хочешь — счастливой поросячьей жизни? Остается быть незаменимым. Тут Алексей Викторович преуспел, нет поручения, которое нельзя выполнить, если оно исходит от важного человека.

В «Надежной России» воспринимается подобная услужливость не как подхалимство, а как партийная дисциплина. И боже упаси от протестов и борьбы, да с чем бороться? Бороться, это менять устоявшийся ход вещей, а Барсуков всю жизнь подстраивался под нынешний порядок, и вдруг ломать?! Ни за что! Жизнь должна оставаться прежней, иначе можно далеко зайти. Он это хорошо понимает, молчаливое согласие, безропотное подчинение, строгое следование линии партии, вот его таланты.

Талантливых в «Надежной Росси» полно, но Алексей Викторович обошел всех. Его готовность, в любой момент, выполнить поручение, подкупает. А преданный взгляд, а восхищение начальством?!! Тут ему нет равных. Это заметил Сергей Александрович Носков – мэр города и член «Надежной России». Он выделил Барсукова из серой массы. С того времени карьера пошла вверх.

В новогодние каникулы местная партийная верхушка сидела в бане, Алексей Викторович рядом, распаренный, с холодным пивом, довольный жизнью. Сергей Александрович в хмельном задоре кричит на всю баню:

— Мой Леха всех уделает, по лизанию задниц ему равных нет! – по бане разносится лошадиный смех.

Присутствующие ржут, кто-то хрюкнул, и сам Алексей Викторович улыбается.

— Ты Леха не обижайся, без задниц в политике никуда, это ведь только говорится, что члены, а на самом деле одни задницы, — мэр громко рыгнул, — так что не снижай темпа и далеко пойдешь. – Мы тебя в депутаты думаем рекомендовать.

Распаренный, Алексей Викторович опустил глаза, мысли завертелись.

«Депутатом, в Москву, это ж…мог ли думать!! Да это, же и тесть не указ и Катьку брошу,… а за шуточки он у меня ответит…», — улыбка растянула губы, уши покраснели.

— А! Ты смотри! — смеется мэр. — Люблю чертяку, — широкая ладонь покровителя хлопнула Алексея Викторовича по голой спине….

И вот, он кандидат в депутаты от «Надежной России», на предприятиях где начальники «их люди» дано указание голосовать за него, государственные учреждения в едином порыве тоже за него, он почти депутат. И вдруг какой-то старикан обзывает паразитом!

Да знает ли этот лоботряс, какой путь прошел Алексей Викторович, чтобы сидеть и выслушивать нытье неудачников, подтирать жалобщикам сопли? Пока они стояли за станками и выполнялись производственные планы, Барсуков выискивал, поддакивал, лавировал. Сотни дураков назвал блестящими руководителями, деньги рекой текли на глупое образование. Знают ли просители, сколько труда нужно положить, чтобы стать депутатом?!! Нет, определенно не знают, им не понять, как депутатство меняет. Ведь ты уже не сам по себе, ты часть системы, винтик, который должен крутиться, как скажут.

«Нет, дед, ты не прав, я не паразит, я самый необходимый человек в обществе, без меня, обеднеет, развалится,… погибнет Россия!».

Вот оно! Вот что можно сказать обвинителю:

— Любой может чистить конюшни, но руководить, не каждый способен. У меня талант к руководству, и я пробиваюсь наверх, чтобы принести пользу стране!

Что, съел? Вот тебе безымянный старик! Алексей Викторович успокоился, тревожные мысли разлетелись, спор кончен, оппонент сдался. Довольный кандидат глядит в окно.

Звенит телефон, Барсуков снимает трубку.

— Слушаю.

— Давай ко мне, рысью, — скомандовал голос.

— Уже бегу, — ответил Алексей Викторович, трубка легла на место.

В дверях кандидат остановился, взгляд скользнул по рабочему месту, массивное, кожаное кресло смотрится солидно. Улыбка тронула губы, рука толкнула дверь, и он побежал по коридорам в приемную мэра.

Конец.

30.12.2016 г.

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: